В ожидании гостей

Промелькнули две недели августа. Северные подходы были свободны. За морем, напротив нетерпеливо вздрагивающих греков протянулся гористый полуостров Магнезия, покрытый лесами и населенный чудовищами; и все знали, что на том негостеприимном берегу должны появиться пришельцы. Вначале их скроет остров Эвбея, потом они хлынут из-за острова Скиатос, за южной частью материка, и тогда их можно будет заметить и хоть как-то разобраться в направлении их движения. Поэтому у Скиатоса греки поставили три сторожевых судна, а на холмах установили сигнальные маяки.

Но море все еще было пусто. Моряки греческого флота, передвигаясь взад и вперед по хрустящей под ногами гальке и вытирая воспаленные глаа, судорожно смотрели в сторону Скиатоса. Только на закате, когда солнце опустилось за далекий пик Каллидром, они позволили себе отдохнуть, ибо никто на Эгейском море, где плавание уподоблялось прыжкам с острова на остров, ночью не выходил в открытое море.

И тогда греки в воображении своем, наверное, переносились в другие века, когда их предки запросто располагались на ночлег на этом берегу, подле своих кораблей; и хотя на невысоком холме за их спиной стоял храм Артемиды (в честь которой мыс носил название Артемисий), вся прибрежная полоса принадлежала им одним. «И так их дух парил, когда они всю ночь стерегли занятые к бою позиции, и сторожевые огни рядом с ними пылали. Сотни сильных, как звезды горящие, сверкая в ночи, вокруг блестящей луны, что восходит во всей своей славе, когда воздух внезапно впадает в тишину безветрия...»

И вот однажды утром в середине августа, в самое неожиданное время - перед рассветом, над островом Скиатос внезапно взвился огонь. Противник! Уже произошла первая стычка, и для греческих сторожевых кораблей она закончилась позорным поражением. Словно ниоткуда, еще при свете утренних звезд, из-за Скиатоса возникла эскадра из десяти сидонских трирем - финикийцы в отличие от своих конкурентов умели ходить по открытому морю и ночью.

Захваченные полностью врасплох греческие сторожевые корабли еще и уступали им в скорости. Один из них был немедленно окружен, и на носу судна принесли жертву богам - перерезали горло самому привлекательному из взятых в плен моряков, - первая кровь, пролитая сидонцами. Другое судно в отличие от первого было захвачено после яростного сражения. Противника так ошеломили доблесть одного греческого моряка, что ему перевязали раны, умастив их миррой, и чествовали его как героя войны. Третье судно было афинской триремой, которая благополучно оторвалась от преследования, но завязла в прибрежных топях лимана. Не самое героическое начало для защитников греческих свобод!

Тем временем на Артемисии поднялась тревога, началась паника. Не зная, означает ли сигнальный огонь на Скиатосе приближение всего флота варваров, моряки, спотыкаясь о камни и прыгая по отмелям, в спешке начали спускать корабли на воду. Но проходили часы, а враг не появлялся, и стало ясно, что эскадра сидонцев не была неприятельским авангардом, а всего лишь выполняла задачи по рекогносцировке. Несмотря на внушительные первые успехи, у врагов тоже не все шло гладко. Греческий патруль, удерживавший проход между островом Скиатос и материком, видел, как три вражеские триремы затонули, наткнувшись на подводный риф.


20-10-2013, 00:15   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 633
Похожие новости:
Добавление комментария