Уважение к родным землям

Это не являлось метафорой или самонадеянной выдумкой. Для афинян это было простой, буквальной истиной. Когда они ступали по родной земле, по пыльным тропинкам, что вились вокруг холмов Аттики, ее равнин и каменистых долин, то осознавали себя частью этой природы подобно соцветиям майорана или тмина с его пряным запахом. Они принадлежали и этим лугам прозрачных асфоделей, излюбленных богами, и мрамору, который иногда просвечивал в кустарниковых порослях на склонах гор.

Тут крылась тайна, куда более глубокая, нежели в любой другой из греческих легенд, в которых также прослеживались невероятные кровные связи и прославлялись мифические предки божественного происхождения. А вот афинянин усматривал кощунство в подобной похвальбе. Все же богиня, которой они поклонялись как своей защитнице и в честь которой они назвали свой город, Афина - сероглазая воительница, покровительница искусств, дочь Мудрости и девственница.

Недостойные подробности деторождения не для нее - возвышенной и таинственной. Ни один мужчина никогда не обладал ею. Единственный, кто покушался на нее и был уже близок к осуществлению намерения, - ее брат Гефест, хромоногий кузнец богов, чье мастерство было столь же безгранично, сколь немощны ноги. Однажды он столь сильно воспылал к ней желанием, что приковылял, весь потный, покрытый копотью, и попытался сжать ее в своих объятьях.

Афина же с холодным презрением оттолкнула его, однако он успел извергнуть семя ей на бедра. Взяв пучок тонких веток, богиня отерла ими себя и эти влажные прутья сбросила вниз, прямо на Аттику, где семя, словно тяжелая роса, увлажнило лоно Матери Земли. От оплодотворенных «полей, дарующих зерна», произошло на свет дитя с длинным, как у змеи, завитым в кольца хвостом. Афина усыновила его, назвав змееногого Эрихтеем. Она привела его на Акрополь и «в блестящий свой храм водворила, где и тельцами, и агнцами ныне ее ублажают чада Афин при урочном исходе годов круговратных».

Словом, это совсем не та история, которую стал бы распространять Гераклид. То, что афинян устраивало происхождение своего города, приписываемое каким-то брошенным за ненадобностью мокрым прутьям, красноречиво доказывает, что миф исконно принадлежал им. Он мог веками дорабатываться и дополняться, но само происхождение было очень древним, и он отражал не менее древнюю истину.


10-09-2013, 05:49   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 940
Похожие новости:
Добавление комментария