Фемистокл был хорошим мотиватором

Перед афинскими моряками, прежде чем они заняли свои места на палубах, Фемистокл держал речь, которой предстояло остаться в веках. Он «сопоставлял все благородные и постыдные побуждения, которые проявляются в душе человеческой», и призвал воинов следовать благородным. В то же время за проливом в утреннем небе появилось какое-то светящееся знамение, и весь флот пронзило убеждение - это дети богов, бывшие в древние времена хранителями рощ и храмов Эллады, присутствуют рядом с ними.

Впоследствии люди будут утверждать, что видели фантомы и даже призрачных змеев, скользивших по-над водой, и слышали звуки неземных битв. То, что давно умершие герои поднимутся из могил, чтобы прогнать варваров, было убеждением, которое старательно внедрялось греческим командованием. Казалось возможным, что Аристид, пройдя через все преграды персидской блокады, вернулся с останками героев Эгины, потомков самого Зевса. Не потому ли пелопоннесцы, еще накануне близкие к мятежу, приготовились к сражению с такой же твердостью, что и остальные?

И ведь точно - в воздухе в те дни было что-то жуткое. Даже греки из свиты Великого Царя почувствовали, что воля небес отвернулась от их повелителя. Прогуливаясь накануне сражения по опустелым полям за Елевсином, Демарат видел облако пыли, подымавшееся с прибрежной дороги. Его могло поднять только персидское войско, направлявшееся к Перешейку.

Но спутник Демарата, афинянин, перешедший на сторону персов, различил доносившиеся со стороны Священной дороги возгласы iacche - клич радости паломников, ежегодно в сентябре шествовавших в Элевсин. Все это, конечно, было сейчас невозможно, хотя время паломничества как раз наступило. Будто двигалась какая-то сверхъестественная процессия в ознаменование великих мистерий в Элевсине для празднования возвращения к жизни того, что казалось уже окончательно и безвозвратно умершим.

Эта мысль сильно расстроила афинянина, попиравшего ногами обугленную землю родной страны. «Боюсь, - сказал он после долгого молчания, глядя, не отрываясь, на пыльное облако, - все это предвещает великое несчастье царским войскам». И Демарат, хотя и встревожился очень сильно, не стал спорить. «Храни молчание и никому не говори об этом! -- только сказал он своему спутнику. - Ведь, если эти твои слова дойдут до царя, тебе не снести головы».


1-11-2013, 20:55   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 719
Похожие новости:
Добавление комментария