Великий Октябрь

Великий ОктябрьЕсли оглянуться на прошедшие семь десятилетий, то станет ясно, что интерес к Октябрьской революции по мере удаления от исторических событий не ослабевал, а постоянно возрастал. Можно назвать самые различные причины этого явления, свойственного - с учетом национальных традиций - историографиям многих капиталистических стран. Важнейшая среди этих причин определена характером эпохи, ведущей свой отсчет с 1917 г.

Великий Октябрь знаменовал переход человечества к коммунистической общественно-экономической формации и послужил истоком социалистических революций, которые после первой мировой войны привели к возникновению нескольких советских республик, а после второй мировой войны - к отпадению ряда государств от капиталистического лагеря и образованию мировой социалистической системы.

Буржуазная историография, разрабатывая и распространяя дезориентирующие модели, постоянно пыталась воспрепятствовать осознанию всемирно-исторической роли Октябрьской революции. Сами буржуазные авторы признают наличие этой идейной подоплеки, правда лишь в отношении пройденного этапа. Собственное исследование представляется им всякий раз началом подлинной науки.

В этом заключается один из стимулов интенсивного изучения истории Октябрьской революции. Поскольку условия мирового революционного процесса с 1917 г. существенно изменились, несравнимо ощутимее стали сила и успехи социализма, буржуазная историография, вынужденная считаться с общественными и политическими переменами, претерпела изменение стереотипов мышления, методов и сущностных характеристик Октябрьской революции.

Нельзя упускать из виду и движение внутри самой историографии, т. е. сдвиги в теории и методологии. Они лишь косвенным образом отражают политические процессы, так как протекают внутри науки и выражают понимание историками своего места в рамках буржуазного общественного строя.

Существование клерикальной историографии Октябрьской революции

Отход от иррационального толкования истории протекал параллельно с формированием все более реалистического представления об Октябрьской революции.

Едва ли сейчас можно говорить о существовании клерикальной историографии Октябрьской революции и вообще истории СССР. На современной стадии развития буржуазной историографии Октября (в ФРГ новый период наметился с начала 70-х годов) произошли дальнейшее упрочение историко-социологических методов, теорий индустриального общества и модернизации, расширение круга рассматриваемых вопросов и более активное обращение к основным проблемам исторического процесса. Правда, во избежание упреков в «партийности» изменение подхода редко признается открыто, а скорее обнаруживается в конкретных исследовательских приемах.

В исследовании и истолковании универсального «феномена революции» буржуазная историография получает импульсы от социологии. Причем теоретическое рассмотрение Октябрьской революции зачастую хотя и бывает абстрактным, исполняет важную функцию. Социология революции развилась в самостоятельную дисциплину. Теперь почти не упоминаются псевдонаучные, явно относимые к Октябрьской революции версии о «цене революции» или о мнимом круговороте, совершаемом каждой крупной революцией, в результате которого общество после смены господствующих элит возвращается к прежнему состоянию, определяемому эволюционным развитием, поскольку эти версии не смогли объяснить мировой революционный процесс.

В обширной литературе по социологии революции доминирует тенденция замены цикличной модели революции «открытой» и с этой целью разрабатываются специальные теории революционной ситуации, политического переворота, а также новой ситуации, которые объединены с положениями «науки о поведении».



16-07-2012, 08:23   |   Категория: Новости образования   |   Просмотров: 620
Похожие новости:
Добавление комментария