Алкмеониды

Алкмеониды не переставали с вожделением оглядываться на оставленный ими родной город, несмотря на то что к 560 году до н. э. перспектива, казалось, была все менее обнадеживающей. В то десятилетие Афины находились под крепкой дланью Ликурга Евпатрида неимоверного высокомерия, главы Бутад - рода столь безупречного происхождения, что велось от родного брата самого Эрехтея. С такой родословной Ликург мог полагать, что ои обладает имущественными правами на Акрополь, строение, которое он, будучи прирожденным импресарио, использовал сполна.

Не вызывает никаких сомнений, что именно Ликург ответственен за сооружение массивной рампы, ведущей к вершине холма, и за установление нового городского праздника - Великих Па-нафиней. Неоспоримо, что Ликург отправлял службу в самом почитаемом храме на Акрополе, возведенном в честь Афины Полиады, Хранительницы города. Может быть, здание имело скромный и старомодный вид, но в этом святилище хранилось в полумраке нечто, отмеченное особой святостью: то была статуя, упавшая с неба в незапамятные времена, - изваяние Афины, созданное ею собственноручно из древесины оливы. Рампа, празднество, идол - на всем можно обнаружить следы

Ликурговых пальцев. Впервые устроенная в 566 году до н. э. и повторявшаяся с тех пор каждые четыре года, в дни празднования Великих Пана-финей, громадная процессия поднималась по рампе к храму Афины. Статуе богини, грудь которой украшала голова Горгоны из золота, преподносили платье с замечательной вышивкой, сшитое из материи, сотканной самыми знатными девами города. Пешие гоплиты и всадники, почтенные старцы и юные девицы, даже чужестранцы, жившие в городе, - все стремились занять причитавшееся им место в процессии. То было, короче говоря, зрелище, давшее Бутадам такую популярность, за которую и умереть не жалко.

Но в центре внимания в 560 году находился не один Ликург Афинский. В разгар праздничных гуляний в городе появился военачальник по имени Писистрат. Он принес долгожданную весть об окончании затянувшейся войны за Саламин. Вовсе не лишенный нужных связей (поговаривали, что он был любимцем самого Солона), Писистрат тем не менее не строил иллюзий, будто он в состоянии соперничать с Бу-тадами в том, что являлось привлекательным для снобов.

Однако к концу десятилетия, когда Мегару удалось победить, а Саламин наконец попал в руки к афинянам, Писистрат снискал невообразимую популярность. Не просто как герой войны - Писистрат вдобавок был душка и прирожденный интриган, умевший нравиться народу. Он обладал редкой способностью правильно оценить, какие возможности создает Солон своими реформами.

Впервые подав голос в защиту беднейших представителей деревенской бедноты, затем подстроил мнимое покушение на самого себя, чтобы обратиться к народному собранию с просьбой личной охране. Несмотря на предостережения Солона, некогда его любовника, который вернулся к делам, чтобы предотвратить в стране тиранию, Писистрат получил то, о чем просил, - и моментально захватил Акрополь.


14-09-2013, 03:06   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 945
Похожие новости:
Добавление комментария