Власть - народу

Неугомонный Клисфен и не думал сдаваться - Алкмеониду не пристало сомневаться в собственных силах. Даже зализывая раны, этот человек оставался опаснейшим противником тирании. Он искал новых союзников. Клисфен прекрасно понимал, что он далеко не единственный, кто мечтает увидеть падение Гиппия. Спартанский царь Клеомен еще в 519 году до н. э., во время первой экспедиции на север от Перешейка, уже замахнулся на то, чтобы нарушить равновесие в Афинах. В тот раз жители Платеи, небольшого городка, расположенного в десяти милях от Фив, вышли ему навстречу, желая объединиться в борьбе против высокомерного соседа.

Но тогда Клеомен с недобрым лукавством посоветовал им обратиться за помощью к Афинам. Не в силах устоять перед лестью платейцев, братья-тираны вовремя подоспели на их защиту и одержали ошеломительную победу. Подобный результат хоть и снискал им вечную преданность Платеи, но, конечно же, нанес сокрушительный удар по их дружбе с могущественными Фивами. А эта дружба лежала в основе внешней политики Писистратидов по крайней мере после второй ссылки их отца. Итак, братья совершили грубую ошибку, а между тем довольный Клеомен потирал руки.

Но не мог ли Клисфен убедить спартанского царя, чтобы тот открыто включился в борьбу с Гиппием? Такое показалось безнадежной затеей. Писистратиды, заключившие посредством брака альянс с Аргосом, из осторожности все же ограничивали свои сделки и при этом старались поддерживать хорошие отношения со Спартой - настолько хорошие, что Гиппия официально величали «другом спартанского народа».

Клисфен, прежде чем пойти на поклон к спартанскому царю, несомненно, проделал дома какую-то подготовительную работу. Ему, скорее всего, было известно, что Клеомен постоянно стремится ввязываться в деловую жизнь городов за пределами Пелопоннеса, и Клиосфен - политический деятель с хорошо подвешенным языком - в два счета мог бы убедить Клеомена, что Гиппий, со своей строительной мегаломанией и аргосскими связями представляет угрозу интересам Спарты. Не знавший себе равных в изобретательности, Клисфен постарался вовсю.

Не просто так Алкмеониды в свое время заделались фаворитами Дельф - вплоть до того, что оплатили с размахом восстановленный после пожара храм 548 года до н. э. И вот спустя десятилетия настал момент, когда все затраты Алкмеонидов должны были окупиться. Спартанцы, пришедшие посоветоваться с оракулом, услышали один-единственный и недвусмысленный ответ. Вне зависимости от того, какой вопрос они задавали Аполлону, в ответ звучало одно и то же: «Их долг освободить Афины». Когда эта потрясающая новость достигла Спарты, ее восприняли с цепенящим ужасом. Наверное, один только Клеомен, которого Клисфен предупредил о грозящей опасности, не поддался общей тревоге и растерянности.


17-09-2013, 10:04   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 825
Похожие новости:
Добавление комментария