Молодой боец по имени Криптей

Конечно, этот молодой спартанец был прежде всего наемным убийцей, но, приставляя к горлу обреченного мессенца отточенный нож, он совершал нечто большее: он совершал почти инициатический акт, магическое действо. И, вонзая все глубже острое лезвие, он чувствовал себя причастившимся глубочайшим тайнам своего отечества. Повести за собой народ посмел бы только тот из спартанцев, кто в свое время не побоялся пойти на хладнокровное убийство.

Старейшины, которые отдавали Криптее распоряжения, одновременно подвергали молодежь необходимому испытанию. Только тот, кто хоть однажды ощутил ненависть к затравленному мессенцу и увидел такую же ненависть в глазах противника, мог в полной мерс оценить опасность, угрожавшую его стране. Только тот, кто убил хоть раз, мог по-настоящему понимать, что значит «враг рядом».

Таково было то особое знание, которого набирался агент Криптси по мере того, как росла его сила. И ни один спартанец, будь то мужчина или женщина, не мог позволить себе невежество в подобных делах. Рассказывали, что Елену маленькой девочкой, когда она плясала у святилища Артемиды, захватили врасплох и обесчестили. Налетчики из Мессении до того, как их страну покорили, нередко насиловали целые ансамбли пляшущих спартанок. При первой же возможности они вновь поступили бы точно так же.

Каждая спартанская девушка хорошо себе представляла, что будет с нею, если ослабнет рука ее государства, державшая кнут власти. Правда, испытывать пределы своей выносливости приходилось ее братьям. Каждый гражданин в порядке воспитания гражданских качеств прошел через порку. После некоторых обрядов, требовавших кнута, в свободной тунике, с разрезом по самые ребра, с рубцами после порки на спине и плечах и в кровоподтеках, эти отпрыски лакедемонской расы господ выглядели не намного лучше самых забитых, самых презренных рабов.

И все же так они доказывали самим себе, что на деле являются чем-то прямо противоположным этим рабам. Кнут, которым обрекали на унижение илота, служил делу облагораживания спартанского мальчика. «Краткое страдание ведет к ликующей радости долговечной славы», - учил свой народ Ликург. Ведь те, кто выдерживал удары хлыста с наибольшим мужеством, наверняка попадали в списки Криптеи. Господин тем вернее становился господином, чем лучше прочих он умел выдерживать тяготы рабства. Это было убеждение, сопровождавшее спартанца всю его взрослую жизнь.

Даже завершив подготовку через испытания агоге и уже никогда больше не подвергаясь унижениям порки, он по-прежнему был опутан такими ограничениями, которые жители прочих греческих городов сочли бы невыносимыми. Спартанец не мог занимать должность или распоряжаться собственными финансами до тех пор, пока ему не исполнится тридцать лет.

Вместо того чтобы спокойно жить со своей женой, он вынужден был украдкой сбегать из казарм ради спешных скотоподобных случек. Он мог красоваться в боевых шрамах, однако тот, кто вступал в драку с другим молодым человеком, превращался для старших в подобие непослушного ребенка - и с ним начинали обращаться, скорее всего, как с рабом. Двусмысленный статус воина символически подчеркивался тем, что до двадцати лет ему приходилось коротко стричь волосы - в точности так, как их носили илоты. И, что самое ужасное, точно так же стриглись спартанские невесты.


6-09-2013, 15:35   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 1169
Похожие новости:
Добавление комментария