Помощь богов

Персы бились над тем, чтобы найти ключик к ионийским подданным. В Сардах имелись советчики, которые возлагали большие надежды на жрецов Аполлона, полагая, что те ближе всего к грекам, вроде как маги; щедрая поддержка святилищам послужила бы завоеванию сердец ионийцев. Приверженность подобной политике начинала возобладать, ибо даже сам Дарий мог едким замечанием пресечь своих чиновников, если те посягали на прерогативы Аполлона.

Тем не менее царя ждало горькое разочарование в том случае, если он надеялся заполучить в союзники священного дела Арты греческого бога света. Не в характере Аполлона устраивать для своих почитателей лекции на тему, что такое истина. Кроме Дельф, существовал еще большой оракул Аполлона в Дидиме, в южной части Эгейского побережья, который обожал говорить путаными загадками, хотя они производили более выигрышное впечатление, чем поступки «товарища» Аполлона по Олимпу - Афины, которой очень нравилось поддерживать смертных в их склонности привирать.

Зачем вообще персам понадобились такие боги? Ничто до такой степени не ранило их чувствительности, если только это не было специально задумано авантюристичной ионийской элитой ради разрушения божественного плана мироздания.

Первых философов, появившихся, возможно, в пределах Персидской империи, вряд ли можно было заподозрить в том, что они замахиваются на притязания персидского царя и на его идеалы. Везде, где Дарий усматривал на пути к вершинам власти определенное свидетельство воодушевляющего могущества Ахурамазды, дерзкий иониец видел лишь действие законов природы.

Что касается характера этих законов, то и они становились предметом ожесточенных дебатов. Один мудрец заявлял, например, что мир создан исключительно из воздуха, сводя, таким образом, Персидскую империю и все ее создания всего-навсего к превратностям конденсации и сжижения. Другой умник мог выдвинуть доводы против священного элемента зороастризма - огня, провидя в нем не имманентность истины, справедливости или благочестия, но лишь нескончаемое течение. Для подобного философа вера в то, что за внешней стороной вещей есть некий глубочайший смысл, - глупейшая претензия. «Все вещи созданы из огня, и все вещи вновь расплавятся в огне». В этом - истина, так что идеологам царского двора сатрапии больше не над чем трудиться.


22-09-2013, 04:59   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 854
Похожие новости:
Добавление комментария