Танец в культуре Китая

Танец в культуре КитаяВ 1973 году при раскопках захоронения эпохи неолита в деревне Шан супь цзя в уезде Датун провинции Цинхай была найдена керамическая чаша с цветными полосами, па которых изображены танцоры. Па внутренней поверхности чаши имеются изображения трех трупп танцующих фигур, и в каждой группе пять танцующих, взявшись за руки, образуют круг. Это означает, что уже 7 пли 8 тысяч лет назад люди выражали свои чувства танцами, и танцы эти были частью общественной жизни. На закате, когда разжигали общий костер, наши прародители после долгого дня охоты и работ начинали петь и плясать, давая выход своим страстям и желаниям. Какими, должно быть, чистыми и простыми были эти чувства! Данная традиция по-прежнему поддерживается многими.

Во время эпохи Шан танцы стали основной частью культовых обрядов. В это же время появились придворные танцы, а также профессиональные танцоры, выступающие перед императором и приближенными к нему аристократами. Во времена династий Цинь и Хань придворный танец получил большое развитие. Профессиональные танцовщицы и певицы стали неотъемлемой частью императорского двора, и хотя они выступали па множестве различных церемоний, их главной задачей было развлекать императора. Придворный танец достиг высот при династии Тан - великолепие танцоров того времени и сегодня можно видеть па древних фресках и картинах. Ли Лупцзи. император Сюаньцзун династии Тан, был всесторонне одаренным человеком и известным мастером игры на шене, бамбуковой флейте, гуане и сяо. Кроме того, он был композитором, дирижером и даже хореографом. При вдохновенной поддержке Ли Лунцзи музыка и танец при династии Тан достигли небывалых высот. Множество хореографических находок времен династии Тан используется и сейчас, а танцоры сложнейшими и уникальными танцевальными на неизменно вызывают восхищение зрителей. Танцы времен династии Тан оказали влияние на корейские, японские и персидские танцы, и сегодня можно почувствовать очарование танцев Тан, любуясь мастерами этих стран.

До времен династии Тан, в эпоху Южных и Северных династий, жил храбрый генерал Гао Су, который был ланьлинским князем Северной династии Ци. К сожалению, он обладал привлекательными, женоподобными чертами лица, которое не в состоянии было внушить страх врагам на поле битвы. Поэтому он изготовил из древесины персикового дерева маску для лица «дай мян», выражающую свирепость, и носил ее, когда выступал против вражеских войск. После этого появились танцоры, которые в масках исполняли танец «Ланьлинский князь врывается на вражеские позиции». С годами этот танец менялся, пока не превратился в очень известный классический танец. Позднее император Сюаньцзун династии Таи. желая популяризации танца «Ципьскип император врывается на вражеские позиции», придуманного ганским императором Тайцзуном (Ли Шимином), запретил исполнять танец «Ланьлинский князь врывается на вражеские позиции». Впоследствии этот танец был завезен в Японию, где стал одним из любимых государственных спектаклей. Сейчас этот старинный танец возвращается па родину.

В китайском танцевальном искусстве есть и мирные, и военные танцы, которые танцуют с оружием, - последние являют собой особенно замечательное зрелище, ведь мастера используют кинжалы, мечи и палки. Записки об этих танцах появились при династии Хань. При династиях Таи и Сун среди танцоров с мечами были выдающиеся мастера, к примеру Великая Тетушка Гунсун. Поэт Ду Фу в стихах «Смотрю на Великую Тетушку Гунсун, исполняющую танец с мечами», говорил: «Мечи в руках Великой Тегу иней Гунсун блестят и сверкают, как девять солнц, падающих с небес и сраженных стрелами древнего воина И; стремительные мечи в ее руках подобны рвущимся вперед неистовым копям-драконам, влекущим колесницы древних императоров; выпад меча подобен удару молнии, пронзающей воздух. Через мгновение она отступает, как бы обороняясь, и меч замирает, как будто стремительный водопад внезапно превращается в. 1ед». Один и.; ее современников отмечал, что кроме мечей она танцевала с флагами и с факелами. «Танец меча», великая мелодия времен династии Сун, даже содержит простые драматические сюжеты, например «Пиршество в Хунмэне» и «История танца С мечами Великой Тетушки Гунсун». В более простых, фольклорных плясках танцоры вместо оружия используют разнообразные сельскохозяйственные инструменты серпы, топоры, мотыги, а также предметы домашнего обихода зонтики, соломенные шляпы и ленты. Везде есть свои традиции. Так, северо-восточный танец «Янгэ» невозможно представить без размахивания носовыми платками, однако па западе такой танцевальный стиль встречается чрезвычайно редко.

Свой вклад в уникальные танцевальные движения вносят рукава и продолжающие их длинные ленты. Выражение «Длинные рукава делают танец изящным» прекрасно подытоживает разновидность танцев, дошедших до нас сквозь тысячелетия. Утверждают, что «танец длинных шелковых рукавов», исполняемый актером пекинской оперы Мэй Ланьфан, содержит почти сто частей, выражающих широкий спектр настроений и чувств. Народные танцы часто имеют региональный характер: танец льва в провинциях Хэбэй и Гуапьдуи (существуют две школы этого танца, южная и северная), танец уборки чая в провинции

Юньнань, танец с фонариками в провинции Аньхой, замечательный танец «Янгэ» в северо-восточных провинциях, внеча гляющие танцы с гонгами и барабанами в провинциях Шаньси и Шэиьси, народный женский танец с барабанами в Пекине. Все они снискали мировую славу.

В таких краях, как (тшьцзян, Тибет, Внутренняя Монголия и регионы на юго-западе, северо-востоке и северо-западе страны, есть танцы, характерные для национальных меньшинств, и все они отличаются друг от друга.


29-07-2011, 19:07   |   Категория: Новости образования   |   Просмотров: 629
Похожие новости:
Добавление комментария