Меры по спасению ситуации

Фемистокл тем временем, тяжело переживая уколы, что нанесли его самолюбию на Перешейке, отправился по приглашению в Лакедемон. Там, после пересечения границы этой всегда настороженной, подозрительной страны, он был принят с бурным всплеском льстивых восторгов. Теперь лавровый венок, в котором Фемистоклу отказали на Перешейке, в Спарте был ему пожалован - в «награду за мудрость и проницательность».

Также ему подарили прекрасную колесницу. Когда он стал возвращаться, его проводили до самой Тигеи триста членов Гиппеи. Ни одному иноземцу еще не оказывали таких почестей. Похоже, эскорт был пожалован Фемистоклу с далеко идущей целью.

Обратная дорога Фемистокла проходила мимо Карий, города, который подозревался в том, что все лето приплачивал варварам. Аза пределами этого города маячил зверь пострашнее - Аргос, словно пес, который пока не выдал себя лаем. Но он мог еще это сделать, ибо об аргосцах было известно, что они поддерживали прямые контакты с Мардонием, обещая ему сделать «все, чтобы помешать выступлению спартанцев».

Понятно, что спартанцы, предоставив Фемистоклу эскорт из 300 всадников, рассчитывали не только напомнить ему о жертве, принесенной ими под Фермопилами, но и об опасностях, все еще подстерегавших их у границ. Достигнув тегейской границы, сопровождавшие Фемистокла отсалютовали гостю и пожелали ему успешно добраться до родного города: у спартанцев не было ни малейшего намерения посылать вооруженные отряды севернее Перешейка.

Такой поворот дела не мог бы послужить стимулом к дальнейшему росту Фемистокловой карьеры. Сообщения о почестях, оказанных их адмиралу, не слишком утешили афинских граждан, которым приходилось дрожжать и голодать среди почерневших от пожарищ руин. К тому же флот, который стоял на страже домоседов-пелопоннесцев, не мог предложить надежной защиты хозяйствам и семьям гребцов, служивших на нем.

Гнев и недовольство зрели в палаточных городках, разбросанных там, где раньше был город. Каста гоплитов, чья ненависть к Фемистоклу только разгорелась от его победного ликования после Саламина, уже жаждала его крови. С подходом зимы все чаще упоминали, что ключевым событием сражения явилась бойня на острове Пситталия, где отличился Аристид. К весне 479 года до н. э., по мере приближения сезона, благоприятного для ведения военных действий, нападки на героя Саламина приобрели совершенно патологический характер.

У избирателей, как уже неоднократно подтверждалось за недолгую историю демократии, была на редкость короткая память. С наступлением февральских выборов «наградой» Фемистоклу за спасение города стало освобождение его от должности командующего флотом, столь дорогого его сердцу. Должность передали Ксантиппу, женатому на женщине из рода Алкмеонидов. А командование сухопутной армией препоручили - кому же еще? - Аристиду!


5-11-2013, 17:58   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 745
Похожие новости:
Добавление комментария