Тревожное состояние Леонида

Но и на этом тревоги Леонида не заканчивались. Пока его люди занимались окапыванием, явилась делегация из ближайшего города Трахии, к территории которого относились Фермопилы, и принесли Леониду плохую новость. Проход, оказывается, был не так безопасен для оборонявших его, как представлялось стратегам на Перешейке. Дело в том, что существовала тропа, огибавшая верхний ярус Фермопил, вряд ли она подходила для кавалерии или тяжеловооруженных пехотинцев, но, однако, как сообщали трахинцы, вполне годилась для передвижения легковооруженных воинов.

Если варвары узнают о существовании обходного маршрута, они не преминут им воспользоваться. У защитников Теплых Ворот нет иного выхода, как перекрыть обходную тропинку. Казалось бы, как просто! Но только не для Леонида, которому предстояло принять на себя всю мощь армии Великого Царя и когда на счету у него был каждый гоплит. Тысяча добровольцев, ненавидевших двурушничество предателей-фессалийцев и потому с энтузиазмом примкнувших к союзническим силам, согласилась стеречь тропу. Леонид пошел на это, полагаясь на их знание местных условий и надеясь, что против них пошлют только легких пехотинцев. В ожидании надвигающейся бури Леонид хотел, чтобы его отборные воины оставались при нем. Это можно понять, хотя, с другой стороны, такое решение было опасным.

Спартанский царь - не единственный военачальник, которому в тот день пришлось производить нелегкие расчеты. В сорока милях к востоку, по ту сторону Малийского залива, за узким проливом, отделяющим остров Эвбея от материка, командующие союзными флотами озабоченно думали о состоянии своих флангов. Правда, выбранная ими позиция, как и Фермопилы, была выигрышной.

По контрасту с белесыми берегами, склоны которых, покрытые кустарником, отчетливо виднелись на фоне моря, северная оконечность Эвбеи состояла, в основном, из гальки и грязного песка. Ровная и длинная полоса этого пляжа позволяла грекам без труда вытащить свои корабли на берег, сотни и сотни; а поскольку поблизости не было мелей и рифов, то спустить их обратно на воду при виде персидского флота также не представляло сложностей.

Куда же все-таки (этот вопрос не давал покоя грекам, лишая их уверенности) могли двинуться варвары? Если на запад, к проливу, ведшему к Фермопилам, то боевой строй греческих кораблей, повернувшись, словно дверь на петлях, перегородит им путь; но если на вое ток, к внешнему побережью Эвбеи, чтобы ударить по Аггике вглубь или зайти греческому флоту в тыл, то, в таком случае, опасность серьезно возрастет, ибо в распоряжении Великого Царя имелось столько трирем, что он с легкостью мог позволить своей армаде разделиться надвое и нанести несокрушимый удар по различным направлениям.

Союзные флотоводцы тогда рисковали попасть в такое положение, когда они не только не загораживают путь в проливах, отделяющих Эвбею от материка, но сами они оказывались взаперти. Как на воде, так и на суше «оборона на выдвинутых рубежах» грозила полным уничтожением.


19-10-2013, 17:18   |   Категория: Немного с истории   |   Просмотров: 662
Похожие новости:
Добавление комментария